?

Log in

No account? Create an account

Previous 10

Sep. 14th, 2014

Санкции против ученых и китайская тактика

На днях "Известия" опубликовали материал о том, что российским ученым стали отказывать в публикациях в иностранных изданиях без особых причин, без рецензирования. Поэтому объясняется это санкциями. Содержательная дискуссия состоялась в группе "Ученые против лженауки". Здесь изложу объяснение происходящего, которое представляется мне наиболее убедительным.

Китайские ученые давненько освоили практическую наукометрию и жестче других привязали доход и карьерный рост ученых к формальным показателям. При этом больше всего ценится импакт-фактор журнала, в котором опубликована статья. Отсюда "китайская тактика": любая рукопись направляется в престижный журнал. Как в пошлой рекламе: а что? А вдруг? Журналы гнутся от напора таких статей (не обязательно из Китая, но чаще оттуда, чем из других стран), и редакторам приходится "заворачивать" статьи еще до рецензирования как недостаточно актуальные и т.д. На всех рецензентов не хватит. Именно о таких недостаточно обоснованных отказах и сообщается в "Известиях". Некоторые издания даже вводят санкции: от тех авторов, чью рукописи были не приняты к печати, новые заявки не рассматриваются в течение года.

А теперь вернемся обратно в Россию. Еще пару лет назад статья не была статье рознью, лишь бы журнал из списка ВАК. Теперь на качество публикаций стали обращать внимание, причем по китайскому образцу - главная ценность есть импакт-фактор журнала. Например, в системе Российского научного фонда, существующего первый год, необходимо указывать именно этот показатель. А цитируемость статей или индекс Хирша автора не нужен. Ну и народ стал применять китайскую тактику. А поскольку количественные требования тоже возрастают, то все больше средних или плохих рукописей направляются в хорошие журналы. Следовательно, растет и число отказов. Некоторых апологетов "китайской тактики" я знаю лично, причем один из них почти всерьез говорил о санкциях, хотя до этого года в иностранных журналах почти не публиковался: не было необходимости.

Итак, по-моему, никаких санкций на научные публикации нет, а есть изменившаяся внутрироссийская конъюнктура. И мы - увы - берем пример не с лучшего иностранного образца.

P.S. Ни я сам, ни один из моих знакомых с пободными проблемами в последнее время не сталкивался. А есть еще материал на  "Снобе", тоже опровергающего характера.

Jul. 2nd, 2014

Еще один проректор по учебной работе: незамеченный слон

Важная новость: в ИГХТУ назначен "еще один" проректор по учебной работе. Должность занял  М. Ф. Бутман: профессор, декан неорганического факультета (теперь бывший), соперник ректора В. А. Шарнина на выборах в 2013 году. Сообщение об этом экстравагантном решении совсем не ожидаешь увидеть под официозным заголовком "Учебный год завершен. Ученый совет подвел итоги".  А новость действительно интересная и важная: где это видано, где это слыхано - два проректора по учебной работе!

Вот некоторые эмпирические наблюдения с элементами сочинения.

Первое (уже упомянутое). Бросается в глаза, что новость не бросается в глаза. Напротив, ее старательно прячут на самом дне на верхней полке среди рутинного официоза, под несоответствующим заголовком: новый проректор - это же не подведение итогов, это структурное преобразование. В "Химике" про это пока ничего нет. Да и вообще: тополиный пух, жара, июль, ночи такие... Кому сейчас до новых проректоров? Все в отпусках или ленивом режиме, студентов тоже нет.

Второе. Причина введения должности завуалирована. Официально: "в связи с расширением задач по развитию образовательной деятельности". Но в отчете (не еще одного) проректора по учебной работе Н. Р. Кокиной (внимание, ppt-презантация) ничего ни про какое расширение не сказано, да и вообще на заседании ученого совета, которому и посвящена новость, об этом не говорилось. Да, создали три новые базовые кафедры, зато контингент студентов уменьшился. Со следующего года не будет специалистов, только бакалавры и магистры. Это весьма упрощает жизнь проректора по учебной работе. Как говорится, баба с возу - кобыле легче.

Третье. На выборах ректор В.А. Шарнин обещал оптимизировать ректорат. И вовсе не абстрактно оптимизировать, а вполне конкретно сократить одну проректорскую должность. Свое обещание он было выполнил и даже успел об этом отчитаться. Но все хорошо, что хорошо кончается. В условиях победившего скупердяйства жесткой экономии средств возрождение высокооплачиваемой должности "еще одного" проректора со смутной мотивацией выглядит ...  сами решайте, как это выглядит.

Четвертое. Проректор Н. Р. Кокина не обладает непререкаемым авторитетом среди преподавателей. Почему? Потому что профессорско-преподавательский состав в очень значительной степени профессорский, докторский и научно активный. А Н. Р. Кокина - не доктор, не профессор и не ваковский доцент, а доцент по кафедре, наукой давно не занимается, а занимается (давно) административной работой. Гордые и ранимые профессора привыкли, что ими командует один из них. Профессор Бутман этого недостатка, конечно, лишен.

А дальше домысел: видимо, Бутман будет работать со студентами, т.е. займет расстрельную должность, а Кокина вернется к заочному и дополнительному образованию, чем они и занималась ранее. Интересно, как будет на самом деле.

P.S. К М. Ф. Бутману я отношусь с огромной симпатией и желаю ему удачи. К Н. Р. Кокиной я отношусь нейтрально и тоже желаю ей удачи. К расширению ректората отношусь отрицательно: оно выглядит немотивированным и стыдливо заметается под ковер.

Jun. 3rd, 2014

Патриотическое чтение

Просыпается с утра патриот. Открыв глаза, первым делом испытывает чувство гордости за то, что открыл их именно в этой стране, а не в какой-нибудь другой. А потом за завтраком вдруг решает вместо газеты полистать предмет гордости - классику, например, "Бесов". Читать-то некогда, а полистать - вполне. Может, доведется где-нибудь про Ставрогина вставить. Вот, значит, открывает "Бесов", а там со Степана Трофимовича Верховенского начинается:

А между тем это был ведь человек умнейший и даровитейший, человек, так сказать, даже науки, хотя, впрочем, в науке… ну, одним словом, в науке он сделал не так много и, кажется, совсем ничего. Но ведь с людьми науки у нас на Руси это сплошь да рядом случается.

И думает: ведь это надо же, как у нас на Руси! Не так много, и кажется, совсем ничего. Это ведь повод для гордости! Вот где-нибудь в Англии было бы: немало и, кажется, исключительно много. Что вообще с этой Англии взять? Тьфу.

А дальше уже про сына, про убийство Шатова. Вот ведь какие наши революционеры! Самые ужасны в мире. Где еще такие отморозки и мерзавцы были? В Великой французской? Одно слово - "Великая". Гордость-гордость!

А дальше пора на работу: и дальше повышать эффектиность науки и давить революционную гадину в зародыше.

Apr. 27th, 2014

Электронная проводимость электролитов

Изумительная публикация в журнале "Химическая промышленность".

Оригинал взят у randomisator в Электронная проводимость электролитов

Dec. 27th, 2013

Конструктор и квантовая химия

Помните, в детстве у многих из нас был металлический конструктор с гайками? Советский, разумеется, алюминиевый. Оказывается, это английское изобретение. Фрэнк Хорнби, родившийся как раз 150 лет назад, основал фирму по их производству, которая называется Meccano и существует до сих пор. Для европейцев это, конечно, не секрет, но я впервые с этим названием столкнулся в музее игрушек в Нюрнберге. Будете там - обязательно сходите, не пожалеете. Но речь не о том, а вот об этой фотографии:

На ней Дуглас Р. Хартри (слева) и Артур Портер (справа) работают с дифференциальным анализатором. Это аналоговая механическая вычислительная машина, главный вычислительный ресурс 30-40 годов. Хартри - один из пионеров квантовой химии, разработавший метод самосогласованного поля, в современном виде называемый методом Хартри-Фока. Для любого студента-химика или физика Хартри - это первая фамилия "Хартри-Фока", а также атомная единица энергии.

Если присмотреться, то можно увидеть в анализаторе с детства знакомые детальки Meccano. Действительно, дочь ученого вспоминает, что тот на каждый праздик дарил своим детям новые коробки с конструкором, при этом некоторые детали бесследно исчезали... Когда анализатор был построен, Хартри привел детей в университет (Манчестерский) показать чудо техники - в качестве награды за вклад в развитие науки.

Играйте в конструктор. Развивайте науку.

Dec. 12th, 2013

Аутсайдеры

В связи с феерической игрой ЦСКА и "Зенита" не могу не поднять вопрос: наши команды в ЛЧ хоть когда-нибудь выигрывали оба матча с формальными аутсайдерами? Всегда же радуемся, получив "Викторию", "Аустрию", "Штурм", БАТЭ или АПОЭЛ. И всегда они не дают себя в обиду, а то и просто бьют наших. Я другого не помню. Кто-нибудь помнит?

"Локомотив" выходил из группы без аутсайдеров, ЦСКА оба раза - тоже. "Зенит" вышел из группы вслед за АПОЭЛ, получив от него пинка.

P.S. Кубок Чемпионов и "Спартак"-95 помню. Но это давно и неправда.

Dec. 11th, 2013

Ставка и позиция

Обратил внимание, что в России говорят о ставках, а в Европе-Америке о позициях, точнее о positions. Потому что в русском языке слово "позиция" не имеет значения "работа", а, наверное, так и следует слово "position" переводить. В Европе работа, а в России ставка. И это ведь не одно и то же. Ставка на практике, по крайней мере, в alma mater - это круг обязанностей и зарплата. Все. Position - это ставка плюс рабочее место (стол-стул-компьютер), доступ к приборам, расходные материалы и бюджет на командировки. Заняв же собою ставку, можешь получить стол со стулом, а можешь и не получить. А может так статься, что даже если придешь со своим столом, то поставить будет некуда.

Dec. 6th, 2013

Лондон Гейтлеру про дубовых химиков

Фриц Лондон (Fritz London) и Вальтер Гейтлер (Walter Heitler) - авторы первой квантовой теории химической связи (1927 год). Оба физики, а Лондон еще и философ, не философствующий ученый, а именно философ, представитель феноменологической школы Гуссерля. Вот что физик-философ писал своему товарищу в 1935 году:

The world "valence" means for chemist something more than simply forces of molecular formation. For him it means a substitute for these forces whose aim is to free him from the necessity to proceed, in complicated cases, by calculations deep into the model. It is clear that this remains wishful thinking. Also the fact that it has certain heuristic successes. We can, also, show the quantum mechanical framework of this success ... the chemist is made out of hard wood and he needs to have rules even if they are incomprehensible.

Мой вольный перевод:

Слово "валентность" для химика обозначает нечто большее, чем просто силы, за счет которых образуются молекулы. Для него оно замещает эти силы и служит для того, чтобы освободить его от необходимости в сложных случаях глубоко понимать модель с помощью расчетов. Очевидно, что он выдает желаемое за действительное. Даже тот факт, что такой подход эвристически довольно успешен. Мы же можем объяснить этот успех с помощью квантовой механики ... химик - человек дубовый и нуждается в правилах, даже если он их не понимает.

Цитирую по книге K. Gavroglu, A. Simoes "Neither Physics, nor Chemistry. A History of Quantum Chemistry". Письмо, скорее всего написано по-немецки, но в отрывок приведен на английском.

Nov. 27th, 2013

Физико-химический практикум в России и в Германии: немного личного опыта

На самом деле опыт касается только двух вузов - родного ИГХТУ и KIT. Так что, быть может, я обобщаю зря, но, думается, что нет. Дома я вел у студентов лабораторный практикум по физике, а здесь, в Карлсруэ - то же самое по физхимии, точнее, по теоретическим аспектам. Но в Иванове через физико-химический практикум я проходил студентом, так что есть, с чем сравнить. Итак...

В Германии студенты тоже распределяются по "ударным группировкам" (УГ) по два-три человека и тоже сдают коллоквиумы в рамках практикума, но на этом сходства, пожалуй, заканчиваются. Самое главное отличие - преподаватель закреплен не за группой (подргуппой) студентов, а за лабораторной работой. Один преподаватель ведет одну лабораторную у всех студентов по очереди, причем за раз к нему приходит не больше двух УГ. Максимум 4 человека одновременно. В России приходилось одновременно работать с 10 студентами по всем лабораторным в рамках практикума и самому составлять для них расписание: когда какую работу кто выполняет. Здесь в Германии расписание составляет ответственный за курс. Преподавателю оно особенно и не нужно: я знаю, что у меня занятия во вторник по моей теме, а какая именно группа сегодня придет - не важно, все равно студентов я увижу в первый раз. Важно отметить вот что: в один временной отрезок преподаватель ведет только один курс, раз или два раза в неделю часов по пять. А это значит, что педагогическая нагрузка в Германии существенно меньше. И на одного препода приходится меньше студентов. Периодически в российской печати всплывают данные о том, что это не так. Либо врут, либо не учитывают аспирантов и постдоков. Но это не просто грубое приближение, это "удаление", потому что, во-первых, их куда больше, чем профессоров и доцентов, а, во-вторых, они полностью покрывают практику. Профессора этим не занимаются.

Коллоквиумы сдаются не по общим темам, а по темам лабораторных перед их выполнением. В России тоже необходимо проверить готовность, но оценку за это не ставят и коллоквиумом не называют. Отчет в Германии сдается в письменном виде. Обе эти особенности вытекают из привязки преподавателя к лабораторной работе: с ним студенты встречаются один раз. В Иванове лабораторные защищались устно. Это выматывало, но освобождало от внеклассной "проверке тетрадей". Пожалуй, устрная защита и для студентов полезнее, а отчет все равно надо писать в лучшем виде.

Кроме этого, в рамках практикума в Карлсруэ - обязательные доклады, подход к которым самый серьезный. Курирование докладчиков тоже входит в педагогическую нагрузку. Про свой первый блин на этом поприще я уже писал.

Ну и напоследок, про студентов. Немцы всегда готовы. Чего-то не знают, где-то плавают, но чтобы прийти, не имея понятия о лабораторной - никогда! Не берусь судить, в чем здесь дело - в менталитете или в организации лабораторных. Придешь неготовым - получишь за коллоквиум 4 (низший балл), до выполнения лабораторной тебя не допустят и получишь много проблем. А в России среди еще 10 одногруппников всегда можно отсидеться, почитать методичку прямо на паре, пока товарищей препод опрашивает. Он все равно сразу 10 человек не "окучит", максимум - 6. Однако как бы я не увещевал своих российских студентов, что не допущу (и не допускал бываючи) и что они нерационально тратят свое время, а когда нужен будет зачет, будет поздно - все равно половина готовилась к лабам во время лаб... Так что, пожалуй, менталитет играет роль.

Nov. 25th, 2013

Волшебное слово "процесс"

Обратил внимание на то, что в русскоязычной химической литературе слово "процесс" употребляется значительно чаще, чем в англоязычной. У нас все время пишут "влияние растворителя на процесс комплексообразования", "изучение процесса этерефикации" и т.д. В текстах на английском лаконичнее: "effect of solvent on complexation", "study of esterefication". Систематически я этот вопрос, конечно, не изучал, но обратил внимание, редактируя тексты на английском российского "производства", что постоянно выкидываю слово "process", поскольку оно в соответсвующих контекстах редко встречается (мне редко встречается). Может, я ошибаюсь, но если нет - то это наблюдение вполне соответсвует общей закономерности: английский письменный научный стиль менее формален, чем русский. А слово "процесс" добавляет солидности, хотя и не добавляет смысла: понятно же, что почти все, что исследует химия - это процессы.

Previous 10

September 2014

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com